MENU
Главная » 2017 » Октябрь » 12 » Волкособаки
16:44
Волкособаки

Л. С. Рябов, Д. И. Бибиков Пустует ли экологическая ниша волка?

   

Экология

Л. С. Рябов, Д. И. Бибиков
Пустует ли экологическая ниша волка?

Дмитрий Иванович Бибиков

Дмитрий Иванович Бибиков, доктор биологических наук, старший научный сотрудник Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А. Н. Северцова. Изучает экологию сурков и волка. Автор монографии: Горные сурки Казахстана и Средней Азии. М., 1967.
Лев Серафимович Рябов

Лев Серафимович Рябов, кандидат биологических наук, доцент Воронежского педагогического института. Изучает хищных млекопитающих. Автор монографий: Биология Кавказской лесной куницы и ее промысел в горных лесах Краснодарского края. Майкоп, 1958; Промысловые и ценные млекопитающие предгорных и горных районов Краснодарского края. Майкоп, 1963 (в соавторстве с В. А. Котовым).

 

Обычно считают, что, истребив волка или резко снизив его численность, человек прекращает вредную деятельность этого хищника. Однако это далеко не так: место волка в ценозах занимают другие экологически близкие ему, но не менее вредные хищники — бродячие и одичавшие собаки и волко-собачьи гибриды.
Появление бродячих и одичавших собак в природе весьма характерно для многих стран мира. Например, общая численность бездомных собак в США оценивается в 10—20 млн, их число растет быстрее, чем увеличивается народонаселение. Бродячие и одичавшие собаки наносят ущерб животноводству, уничтожают диких животных, являются переносчиками возбудителей болезней и т. д.; ежегодные потери от бездомных собак в США достигают 500 млн долл, Проблема борьбы с такими собаками стала насущной и в Европе, ее актуальность отмечена в меморандуме Рабочей группы по волку Международного союза охраны природы (Стокгольм, 1973).
В нашей стране с начала 60-х до конца 70-х годов бродячие и одичавшие собаки зарегистрированы более чем в 18 областях, краях и четырех автономных республиках России, а также на Украине, в Грузии, Азербайджане, Казахстане, республиках Средней Азии.


Каковы же причины появления бродячих и одичавших собак? В основном — это необдуманное, безответственное отношение к разведению собак, низкая культура их содержания.

Заведя собаку, далеко не каждый хозяин относится с полной ответственностью к ее судьбе: их оставляют на дачах, теряют охотники, бросают пастухи и т. д. Оставшись без хозяев, собаки находят себе пищу и убежище в природе, но только в том случае, если волк — их извечный конкурент и враг — в этих же местах малочислен или уничтожен полностью.
Особая группа безнадзорных собак — собаки пастухов, обслуживающие отгонное животноводство в степях и горах Средней Азии, Кавказа, Алтая, Южной Сибири. Пастушьих собак содержат без привязи, хозяева почти не кормят их, и основное пропитание они добывают сами на пастбищах, в лесу, вокруг стоянок, на путях перегона стад. Численность пастушьих собак достигает многих тысяч, и хотя для целой страны она не кажется большой, нр тем не менее эти собаки наносят значительный ущерб в местах своего распространения. Особенно много погибает молодняка копытных животных; например, в Калмыкии в отдельные годы гибнет до 50% сайгачат. Примечательно, что при наличии в округе волков радиус разбойничьей деятельности собак ограничен и они не отходят от человеческого жилья далее 200 м.
Одичавшие собаки средней полосы России находят корм на свалках и скотомогильниках и держатся обычно на полях по балкам и оврагам, недалеко от построек человека, многие полностью утратили связь с ним. Как и синантропные волки-падальщики, такие собаки нередко нападают на домашних животных, преимущественно овец, нанося убытки сельскому хозяйству. Большой урон от бродячих и одичавших собак в настоящее время несут хозяйства Бурятской АССР. Сущее бедствие представляют одичавшие собаки на Кольском п-ове, где они собираются в стаи и пожирают северных оленей — и домашних и диких.

В Воронежской области полностью одичавшие собаки постоянно живут и размножаются в лесу, а другие, не потерявшие связь с человеком, в лесу только охотятся, приходя сюда из близлежащих сел. Скот и домашнюю птицу такие собаки трогают редко, но уничтожают благородных и пятнистых оленей.
Охотятся одичавшие собаки и в одиночку, и парами, и стаями до 12 особей. При стайной охоте на оленей они действуют слаженно, их охота напоминает волчью. Однако, как утверждает американский эколог-этолог Т. Кригер, стабилизировать численность оленей и положительно влиять на их популяции, так же как волки, собаки не могут — в их хищничестве полностью отсутствует избирательность изъятия. Очевидно, Кригер имеет в виду эволюционно выработавшееся у волков умение определить не только больное или слабое животное, но и отличить смелого оленя от трусливого или не слишком осторожного, т. е. волки научились распознавать своих жертв по их поведению и потому преследуют не любое животное, попавшееся им на глаза, а выбирают жертву, для охоты за которой требуется меньше усилий. Мы не имеем пока достоверных данных по селективности в хищничестве собак, но неразборчивость их во время охоты очевидна.

В отличие от волков собаки способны размножаться дважды в год, начиная с конца первого года жизни, и потому их плодовитость гораздо выше, чем у волков, причем появление щенков не зависит от времени года.
Мы зарегистрировали 53 выводка бродячих и одичавших собак в лесах Воронежской области. Их логова находили в обсохших норах бобров, расширенных подземных убежищах барсуков, лисиц, иногда такие собаки роют норы сами или находят убежище под кучами хвороста, в скирдах соломы и т. п. В центральной России среднее число щенят в помете составляет 4—5, а в Сибири — около 4. Судя по упитанности щенков и убитых взрослыми одичавших собак, они всегда находят корм в достаточном количестве.
Помимо того вреда, который наносят одичавшие и бродячие собаки, они вступают в брачные связи с волками (если волки малочисленны и нарушена половая структура их популяций), заменяя недостающих волков при формировании пар, и образуют популяции волко-собачьих гибридов.
Основная причина их появления в СССР — значительное снижение с конца 50-х до начала 70-х годов численности волка, сопровождавшееся распадом волчьих стай и популяций.
Появление волко-собачьих гибридов обусловлено генетической и этологической близостью волков и собак. У волко-собак отсутствует стерильность, свойственная многим другим гибридам, что обеспечивает возникновение гибридных популяций. Такие гибриды, как правило, размножаются «в себе», но все же нередко скрещиваются повторно с исходными формами (волками или собаками).


Волко-собака — самец первого поколения [мать волчица).
Взят из выводка в Яблочинском лесу Воронежской обл. и выращен в неволе.



Щенок одичавшей собаки у норы.
Фото Л. С. Рябова.

Внешний вид волко-собачьих гибридов не стабилен: они различаются окраской, структурой волосяного покрова, размерами и пропорциями тела. Все это свидетельствует о не сложившемся генотипе, и следовательно фенотипе волко-собак. Однако они, как правило, больше похожи на волков, поскольку при гибридизации генотип дикого вида доминирует, но при этом часто имеют физические пороки: мелкие размеры, слабые конечности, нарушенные пропорции тела и неправильный прикус зубов. При повторных скрещиваниях с волками признаки собаки утрачиваются вовсе, но поведение, свойственное собакам, может сохраниться.

Иногда волко-собаки «поглощаются» бродячими и одичавшими собаками, и тогда среди них появляются собакоподобные хищники с волчьим поведением. При любых вариациях родительских пар и кровности волко-собаки в большинстве случаев более дерзкие хищники, чем волки.

На южном Урале волко-собачьи гибриды добывают копытных и живут за счет охоты на косуль. Здесь волко-собаки, в отличие от волков, сбиваются в крупные стаи даже летом, преследуют жертву с голосом (как собаки) или молча, и иногда гонят косуль на расстояние до 4 км. В стаях, как и у волков, применяется «разделение труда», но положительного селективного воздействия на популяцию жертвы (как и одичавшие собаки) они не оказывают. В результате хищничества размножившихся на Урале волко-собак численность косуль на площади в 100 км2 за 1971—1976 гг. снизилась с 300 до 75 особей, т. е. в 4 раза. В Воронежской и Белгородской областях и в Бурятии волко-собаки питаются падалью, но часто уничтожают и домашний скот и птиц: овец, поросят, коз, гусей, некоторые поедают преимущественно собак.

В поведении волко-собачьих гибридов наблюдается множество вариаций. По отношению к человеку они ведут себя в большинстве случаев смелее, чем настоящие волки: волко-собаки появляются вблизи населенных пунктов днем и в присутствии людей, выбирают место для логова неподалеку от построек человека, а места для лежек — в самих постройках. Подобное поведение гибридов обусловлено в значительной мере наследственностью, приобретенной от собак. Однако некоторые гибриды чрезвычайно осторожны: на «ва-бу» не отвечают, флажков, как и волки, боятся. Поэтому охота на гибридов в одних случаях сравнительно проста, в других — осложнена нетипичным, по сравнению с волками, поведением.

В Воронежской области, где мы насчитали 53 выводка волко-собак, рождается в среднем по 6—8 щенков. Сроки размножения, свойственные чистокровным волкам, сохраняются у гибридов лишь при скрещивании волчиц с собаками. При обратном сочетании щенки нередко рождаются не весной, как у волков, а в зимнюю пору. В отличие от дикого вида, полово-зрелость гибридных «волчиц» наступает в возрасте 8,5 месяцев, что сближает их с собаками.
Образ жизни одичавших собак и волко-собачьих гибридов соответствует поведению двух экологических групп волков средней полосы России. Первая придерживается более или менее глухих, преимущественно лесных участков и существует в основном за счет диких копытных, а на домашних животных почти не обращает внимания. Вторая группа, обитающая, как правило, в малолесных районах, так называемая синантропная, живет возле населенных пунктов и ферм и питается падалью на скотомогильниках и домашними животными.

В послевоенный период волко-собачьи гибриды обнаружены в 13 краях и областях Российской Федерации (Мурманской, Владимирской, Липецкой, Тамбовской, Курской, Белгородской, Воронежской, Саратовской, Волгоградской, Ростовской, Челябинской, Краснодарском и Красноярском краях), а также в Бурятской АССР, в Казахстане, на Украине, единичные стаи встречаются в Латвии, Молдавии, в Туркмении и Узбекистане. Очаги распространения гибридов локальны или обширны, иногда существуют продолжительное время—До 10 лет. Живут волко-собаки обычно вместе с волками, иногда самостоятельно, реже и с собаками и с волками. Во всех случаях они занимают экологическую нишу волка.

Появление в природе волко-собачьих гибридов, бродячих и одичавших собак, стремящихся по мере отступления волков занять их место в биоценозах, крайне нежелательно. Вызвано оно всецело деятельностью человека и представляет серьезную угрозу народному хозяйству. Новоявленные хищники чрезвычайно вредны: они пагубно влияют на популяции диких копытных, вредят животноводству, нередко агрессивны к человеку. В отдельных очагах известны случаи заболевания волко-собачьих гибридов и одичавших собак трихинеллезом и бешенством. При том, что в отличие от волков, собаки всегда сохраняют более тесную связь с населенными пунктами, они могут стать переносчиками этих заболеваний.

Совершенно очевидно, что волко-собачьи гибриды, бродячие и одичавшие собаки — большое зло в природе, подлежащее полному искоренению. Однако проблема эта, несмотря на ее важность, решается трудно. Подчас бывает сложно распознать живущих на воле гибридов, да и охота на них не увлекательна, это тяжелый труд, требующий немалых усилий, а материально он никак не вознаграждается.

С не меньшими трудностями связано истребление собак, полностью не утративших контакты с человеком. Если охотникам и удается ликвидировать их в лесу (всегда ценой больших усилий), там быстро появляются новые из окрестных сел. В итоге, из-за множества безнадзорных собак в округе, очаг становится неиссякаемым. Проблема безнадзорных собак в населенных пунктах — основных резерватах одичавших собак — из-за своей объемности и противоречивости (не совмещения норм санитарии и гуманности) всегда была трудной. Но пример Варшавы с ее двухмиллионным населением, где удалось сократить число бездомных собак, создав для них специальные приемники, показывает, что решить эту проблему можно. При практическом решении там соблюдена немаловажная нравственная сторона дела.

Как мы уже указывали, существование одичавших собак и волко-собачьих гибридов в природе обусловлено малочисленностью или отсутствием волков. Разумное регулирование их численности, а не поголовное уничтожение, способствует вытеснению собак из лесных угодий, а соответственно и снижает возможность гибридизации.
Вот почему мы одобрительно относимся к появлению или сохранению территориальных волков в лесных биоценозах, в первую очередь — заповедных, где много диких копытных. Здесь волки естественны как необходимый компонент сообщества. Численность их нетрудно контролировать. Важно и то, что волки способны очистить от собак значительную площадь, стабилизировать численность диких копытных и положительно влиять на их популяции. Нельзя забывать и о том, что в лесных биоценозах волки косвенно выступают в роли эффективных защитников леса, что немаловажно для заповедных экосистем. На разумное использование волка как врага собак в природе ныне хотя и обращают внимание, но пока недостаточное.

С 70-х годов численность волка в СССР начала возрастать и случаи их гибридизации с собаками стали реже. Со временем волки восстановили структуру своих популяций, стали, как и прежде, агрессивными конкурентами собак. Все же изредка и теперь скрещиваются с собаками неполноценные особи волков, холостые самцы и, вероятно, не высококровные по волку гибриды.
Расселяющиеся волки за последние годы вытеснили собак из многих лесных угодий. Под «натиском» волков в целом ряде районов средней полосы полностью исчезли одичавшие собаки, бродячие же продолжают иногда забегать в лес, но подолгу в нем не задерживаются. Вполне возможно, что волки вытеснят часть гибридов, которые уже сейчас вынуждены перемещаться из лесов ближе к населенным пунктам и теснее контактировать тут с собаками.
Что же касается синантропных волков, промышляющих неподалеку от животноводческих ферм и комплексов, то положительного отношения к ним, как и к волко-собачьим гибридам, быть не может. Однако проблема истребления таких волков и волко-собак — непростая. Она может быть решена лишь при одновременной ликвидации хищников и доступных для них свалок и скотомогильников, которые служат им кормовой базой. Ликвидация или значительное снижение численности одних только волков и гибридов приведет к появлению в таких местах бродячих и одичавших собак и гибридизации. И наоборот, отсутствие доступных скотомогильников при большом количестве волков резко повысит их вредную деятельность в животноводстве. Следовательно, в борьбе с одичавшими собаками и волко-собачьими гибридами необходим комплексный подход, включающий разумное регулирование численности волков.

Необходимо узаконить денежные премии за добытых волко-собачьих гибридов, ведь отстрел чистокровных волков материально поощряется. Ранее такие премии иногда выплачивались, требовались лишь соответствующая экспертиза и составление акта представителями охотничьей инспекции и учеными-зоологами. Очевидно, заинтересовать охотников в уничтожении гибридов и одичавших собак можно, увеличив приемную стоимость их шкур — потребности рынка в собачьих мехах не ограничены.
Очень важно повысить ответственность людей за судьбу находящихся у них собак и культуру их содержания. Но уж коль скоро бездомные собаки появились — дело специальной ветеринарной службы заняться их отловом.

Заканчивая статью, мы хотим еще раз напомнить, что меры радикальной борьбы с волками приводят к совершенно непредвиденным последствиям. Нужен ли волк в природе? — такой вопрос не должен быть предметом дискуссии: даже не учитывая вредных экологических последствий полного уничтожения волка, этот вид должен быть сохранен, как и любое другое живое существо, обладающее уникальным генофондом.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Рябов Л. С. ВОЛК И ВОЛКО-СОБАЧЬИ ГИБРИДЫ. — Охота и охотничье хозяйство, 1978, № 8.

Семенов-Тян-Шанский О. И. СЕВЕРНЫЙ ОЛЕНЬ. М.: Наука, 1977.

Данилкин А. ОХОТА ВОЛКО-СОБАЧЬИХ ГИБРИДОВ НА КОСУЛЬ. — Охота и охотничье хозяйство, 1979, № 3.

Рябов Л. С. ОТНОШЕНИЕ ХОПЕРСКИХ ВОЛКОВ К ДОМАШНИМ ЖИВОТНЫМ И ДИКИМ КОПЫТНЫМ. Бюллетень МОИП. Отд. биологии, 1974, т. 79, № 3.

ПОВЕДЕНИЕ ВОЛКА. Сб. научн. трудов под ред. Д. И. Бибикова. М.: Наука, 1980.

 
"Природа", 1982 г. № 3
 
Категория: Экология | Просмотров: 25 | Добавил: sovkub | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: